Пулемет «Утес». Опыт Афганистана (Часть 1).

Пулемет «Утес». Опыт Афганистана (Часть 1).

maxresdefault

Утёс

В системе вооружения Советской армии в послевоенные годы не уделялось должного внимания оснащению войск крупнокалиберными пулемётами. Только Афганская война показала, что это оружие незаменимо для пехотных подразделений и частей спецназа. Тем не менее, эта проблема актуальна и сегодня, поскольку в современной структуре мотострелковых подразделений Российской армии крупнокалиберные пулеметы отсутствуют на ротном уровне (за исключением пулеметов КПВ, установленных на БТР).

ПОТРЕБНОСТЬ ПЕХОТЫ В КРУПНОКАЛИБЕРНЫХ ПУЛЕМЕТАХ

В послевоенные годы советским стратегам будущая война представлялась войной моторов. Однако характер боевых действий в Афганистане в начале 80-х гг. заставил военных пересмотреть это мнение. Применение в горной местности БМП и БТР как основных средств огневой поддержки спешенных мотострелковых подразделений оказалось в большинстве случаев неэффективным или вовсе невозможным. Пехоте требовалось мощное коллективное оружие огневой поддержки. Из штатных средств в мотострелковых батальонах таковым являлся только 30-мм автоматический гранатомёт АГС-17, в парашютно-десантных – АГС-17 и 82-мм миномёт и лишь десантно-штурмовые батальоны имели на вооружении, кроме перечисленных систем, ещё и 12,7-мм станковые пулемёты Никитина-Соколова-Волкова НСВС-12,7 «Утёс». Первые же уроки афганской войны заставили военных пересмотреть организационно-штатную структуру практи­чески всех родов войск, задействованных в «оказании интернациональной помощи афганскому народу». В штат пехотных подразделений, а иногда и вне штатного расписания, были включены 12,7-мм пулемёты «Утёс» и другое тяжёлое оружие. Выбор на «Утёс» пал не случайно. С первых дней Афган­ской кампании советским войскам активно противодейство­вали формирования мятежников, основным тяжёлым ору­жием которых был крупнокалиберный пулемёт ДШКМ (Дегтярёва-Шпагина крупнокалиберный, модернизирован­ный) в китайском исполнении. Причём насыщенность банд­формирований китайскими 12,7-мм пулемётами Тип 54 рос­ла с каждым днём. Согласно требованиям руководства афганской вооружённой оппозиции крупнокалиберный пуле­мёт полагался каждой боевой группе численностью в 15-20 человек. Столкнувшись в недоступном для бронетехники высокогорье с губительным огнём душманских ДШКМ, советская пехота первое время могла противопоставить им лишь малоэффективный огонь личного стрелкового оружия. В сложившейся ситуации только наличие на вооружении нашей пехоты аналогичного ДШКМ пулемёта могло перело­мить ситуацию. Им и стал «Утёс», принятый на вооружение Советской армии ещё в 1972 г.

ПУЛЕМЕТЫ НСВС-12,7 И НСВ-Т

НСВТ

НСВТ

Оба варианта «Утёса» — станковый НСВС-12,7 и танковый НСВ-Т стали поступать в войска с начала 1972 г. одновремен­но. Само оружие имеет одинаковую конструкцию. «Пехотный вариант» отличается лишь наличием станка, а танковый — наличием электроспуска в задней части ствольной коробки. «Утёс» выгодно отличался от своего предшественника ДШКМ по всем показателям. Удивительно только одно — почему конструкторы оружия снабдили пулемёт прицелом, рассчи­танным на дистанцию 500 м меньшую, чем у ДШКМ. И это при том, что прицел этот был оптическим с максимальной кратно­стью увеличения х6 Вторым недостатком пулемёта «Утёс» была его себестоимость — около 5000 руб., сумма по тем вре­менам огромная, хотя, конечно, данный недостаток на эфективности оружия никак не сказывался. Такая цена не уди­вляет. Если заглянуть внутрь пулемёта, конструкция у него действительно мудрёная и значительно более сложная, чем у ДШК. Впрочем, на эксплуатации «Утёса» в экстремальных условиях горно-пустынной местности Афганистана сложное устройство пулемёта не отражалось.

«УТЕС» ПРОТИВ ДШКМ

Советская пехота в Афганистане пулемёты НСВС-12,7 при­меняла, главным образом, для подавления тяжёлого оружия душманов в горах. Наличие у «Утёса» оптического прицела давало ему огромные преимущества в дуэли с «духовским» ДШКМ. Выигрывали наши расчёты и в манёвренности. При необходимости смены огневой позиции крупнокалибер­ный пулемёт «Утёс» легко перемещался двумя бойцами (вес системы пулемёт-станок-прицел — 42,7 кг). Поменять так быстро огневую позицию, как это делали с НСВС-12,7 совет­ские солдаты, моджахеды не могли. Для смены позиции без разборки оружия на части в станковом пулемёте ДШКМ пре­дусмотрен колёсный станок, который в горах бесполезен. В высокогорье и другой сильнопересечённой местности для перемещения необходимо снять пулемёт массой 35,7 кг с лафета со станком, весящим ещё больше, чем само ору­жие, а затем ещё и отсоединить лафет от станка. Хотя сама операция разборки не так уж и продолжительна, но для сме­ны огневой позиции необходимо 4-5 человек. Обычно такое количество душманов и составляло расчёт ДШКМ. Един­ственное, что облегчало моджахедам транспортировку тяжё­лого оружия это вьючные животные. Двух ослов вполне достаточно для транспортировки ДШКМ с боекомплектом в 2-3 сотни патронов.

MINOLTA DIGITAL CAMERA

ДШКМ

Из-за низкой менёвренности пулемёта ДШКМ наш против­ник в подавляющем большинстве случаев использовал обо­рудованные позиции, где уничтожить его огнём из «Утёса» было задачей непростой. Поэтому обычно такие укреплённые пулемётные гнёзда только подавлялись расчётами наших крупнокалиберных пулемётов и другого стрелкового оружия, а потом уничтожались боевой авиацией, артиллерией или брались штурмом. В силу особенностей конструкции станка ДШКМ и фортифи­кационного оборудования его огневой позиции в горах крупно­калиберные пулемёты душманов имели большие мёртвые зоны, которые с успехом использовали штурмовые подразде­ления советских войск при их захвате и уничтожении. Моджа­хеды использовали всего два типа фортификационных соору­жений для пулемёта ДШК – заглубленные и наземные. Пер­вые, их ещё называют «лисьими норами», применялись для стрельбы по воздушным целям, а обстрел наземных целей из них возможен лишь в ограниченном по высоте и горизонту наведения секторе. Наземные укрытия более универсальны и дают возможность поражать все виды целей. Их устраивали из камней, реже из мешков с грунтом, в виде замкнутой круглой или полукруглой стенки. Такие огневые точки получили назва­ние СПС (скальное пулемётное сооружение) и в том или ином виде применялись в Афганистане обеими противоборствую­щими сторонами. Причём, использовали СПС не только для пулемётов, но и для других систем оружия, а также в качестве индивидуальных и групповых (на боевую тройку) укрытий. СПС для ДШКМ нередко могли быть и частично заглубленными в грунт. Отдельная тема – обычный окоп для стрельбы крупно­калиберного пулемёта. Устраивался он в пригодных для этого грунтах и, обычно, имел вид круглого в плане углубления. В окопах ДШКМ устанавливался для стрельбы со станка стоя или сидя, в то время как в СПС только стоя, СПС для пулемё­тов отличались от «пехотных» не только размером (внутрен­ний диаметр 2-2,5 м), но и толщиной кладки стен, которые могли иметь в основании толщину до 1 м. «Выковырять духов» из такого укрытия могли только авиационные и артиллерийские боеприпасы, противотанковые гранаты, да появившийся на вооружении наших частей в Афгане в 1984 г. реактивный пехотный огнемёт РПО-А «Шмель».
Если станковый пулемёт НСВС-12,7 «Утёс» служил ору­жием огневой поддержки пехоты, то на ДШКМ при его созда­нии возлагали и задачи борьбы с низколетящими воздушны­ми целями. В комплекте к нему поставлялся зенитный ракурсный прицел, позволяющий расчёту бороться с лета­тельными аппаратами на высотах до 1500 м. В Афганистане «духовские» ДШКМ представляли серьёзную угрозу для вер­толётов советских и афганских правительственных войск. Говорить об эффективности зенитного огня из ДШКМ по высокоскоростной штурмовой и истребительной авиации не приходиться (высота и скорость полёта не позволяют вести прицельную стрельбу), но для винтокрылой машины попада­ние 12,7-мм пули в двигатель или другие агрегаты было очень опасно. В силу того, что основу противовоздушной обо­роны вооружённых формирований афганской оппозиции составляли именно крупнокалиберные пулемёты 12,7-мм ДШКМ, 14,5-мм ЗГУ-1 и ЗГУ-2, ими были прикрыты все базо­вые районы мятежников. Любое вторжение авиации в зону ПВО укрепрайона сопровождалось открытием противником сосредоточенного зенитного огня. Впрочем, как это не пока­жется странным, основные потери от зенитного пулемётного огня вертолёты несли не в укрепрайонах мятежников. В укрепрайоны наши войска так просто не проникали, это были хоро­шо спланированные операции с подавлением выявленных при подготовке операции позиций ПВО мятежников бомбар­дировочной авиацией и артиллерией. Значительные потери винтокрылых машин от огня пулемётов ДШКМ объясняются их поражением из зенитных засад на маршрутах перелётов и воздушного патрулирования, десантировании пехотных под­разделений и спецназа, проведении локальных боевых опе­раций вне базовых укрепрайонов моджахедов, при экстрен­ной эвакуации раненых и разведгрупп. Действуя из зенитной засады, моджахеды обычно не раскрывали местонахождение огневой позиции ДШКМ, если даже вели огневой бой с нашей пехотой, а открывали внезапный огонь по появившимся вер­толётам с расстояния до 500 м. В зенитной засаде на мар­шрутах пролёта и патрулирования вертолётов мятежники обычно размещали один-два пулемёта ДШКМ, а с середины 80-х гг. и расчеты ПЗРК.

КРУПНОКАЛИБЕРНЫЕ ПУЛЕМЕТЫ НА АВТОМОБИЛЯ

ДШКМ в кузове пикапа

ДШКМ в кузове пикапа

В равнинных юго-восточных, южных, западных и северных провинциях Афганистана мятежники устанавливали крупно­калиберные пулемёты ДШКМ в кузова пикапов. Вооружён­ные пулемётами «внедорожники» моджахедов в основном осуществляли функции сопровождения и охраны автокарава­нов с оружием и боеприпасами, перебрасываемых с Пакиста­на и Ирана вглубь афганской территории. Использовались боевые автомобили с пулемётным вооружением и в качестве кочующих зенитных огневых средств, а также мобильных огневых средств поддержки «пехоты».
Советские войска не сразу оценили возможности автомо­билей повышенной проходимости с установленным в кузове тяжёлым оружием. Подобный класс боевой техники в ВС СССР применялся лишь в отдельных десантно-штурмовых батальонах, которые вооружались автомобилями ГА3-69, УАЗ-469 и ЛуАЗ-967М (их ещё называли ТПК — транспортёр переднего края), в кузове которых устанавливались крупнока­либерные пулемёты, противотанковые ракетные комплексы (ПТРК) и станковые гранатомёты. В Афганистан эти машины не попали. Компенсируя отсутствие на вооружении боевых автомобилей, разведчики 22-й отдельной бригады специаль­ного назначения (обрСпН), действующие в пустынных и полу­пустынных районах провинций Кандагар и Гильменд, были вынуждены применять трофейные «внедорожники» с теми же китайскими пулемётами ДШКМ (Тип 54). В качестве шас­си моджахеды в основном применяли японские автомобили с кузовом «пикап». Боевой трофейный автомобиль наших спецназовцев, в дополнение к ДШКМ, довооружался отечест­венным НСВС-12,7 «Утёс» или 30-мм гранатомётом АГС-17. Экипаж такой машины состоял из водителя, командира, рас­чёта тяжёлого оружия и двух-трёх разведчиков вооружённых автоматами Калашникова с подствольными гранатомётами. При выполнении боевых задач на трофейных автомобилях спецназовцы не редко переодевались в афганскую нацио­нальную одежду, отличаясь от моджахедов лишь некоторы­ми деталями экипировки. Так, например, действовала на двух пикапах «Тойота», вооружённых крупнокалиберными пулемётами, и грузовом автомобиле Урал-4320 с установленным в кузове 14,5-мм пулемётом КПВТ, разведывательная группа специального назначения (РГ СпН) лейтенанта Геннадия Должикова. Однаж­ды разведчики обнаружили из своего замаскированного в барханах НП конвой моджахедов из пяти автомобилей. Две «Тойоты» направились на сближение с противником. При­близившись на дальность действительного огня крупнокали­берных пулемётов, спецназовцы открыли по ничего не подо­зревавшему противнику огонь из 12,7-мм пулемётов ДШКМ и НСВС-12,7. Одновременно с ними вышел на огневую пози­цию и «боевой автомобиль» Урал и открыл огонь из пулеме­та КПВТ. Противник был сломлен практически без сопротив­ления. Оставив на месте боя три уничтоженных разведчика­ми автомобиля и 26 боевиков, моджахеды ретировались на двух замыкающих колонну машинах. Этот и другие эпизоды применения разведчиками боевых автомобилей не остались незамеченными руководством Главного разведывательного управления, которому опера­тивно подчинялся спецназ. В 1986-1987 гг. в отдельные отря­ды спецназа ОКСВ стали поступать автомобили УАЗ-469 с установленными турелями для крупнокалиберных пулемё­тов НСВС-12,7 и автоматических гранатомётов АГС-17, ана­логичные тем, что состояли на вооружении отдельных десантно-штурмовых батальонов. Однако боевые автомоби­ли на базе УАЗ в Афганистане «не прижились».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *