Василий Сазонов: полет к Марсу находится в «красной зоне»

Василий Сазонов: полет к Марсу находится в «красной зоне»

И.О. декана факультета космических исследований Василий Сазонов / Фото: личный архив Василия Сазонова

В феврале 2017 года в МГУ был создан факультет космических исследований. Осенью 2017 года началось обучение по программам магистратуры, а с 2018 года открыта подготовка специалистов (обучение в течение шести лет). Основными задачами факультета являются подготовка квалифицированных научных кадров для проведения космических исследований и использования результатов космической деятельности, профессиональная переподготовка специалистов для космической отрасли. О деятельности факультета, взаимодействии с отраслью и планах на будущее в интервью РИА Новости рассказал и.о. декана факультета Василий Сазонов.

— Василий Викторович, у вас самый молодой во всем университете факультет. Расскажите, когда стало понятно, что он необходим, какие были предпосылки и как он создавался?

— Московский государственный университет работает по космической программе со второго искусственного спутника Земли, то есть уже более полувека. Один из директоров нашего Научно-исследовательского института ядерной физики Сергей Николаевич Вернов открыл внешний радиационный пояс Земли. За космическую эру МГУ изготовил более 400 научных приборов, которые сейчас стоят почти на каждом отечественном спутнике.

Понятно, что МГУ это передовая организация по научным исследованиям и обучению молодежи, и каждый большой факультет занимается в том числе и космическими исследованиями.

Несколько лет назад возникла идея сконцентрировать усилия МГУ и создать междисциплинарный факультет космических исследований. Научным руководителем факультета является дважды Герой Советского Союза, летчик-космонавт Владимир Соловьев, который руководит полетом российского сегмента Международной космической станции. Я исполняю обязанности декана. Факультет существует второй год. В этом учебном году, летом 2019 года, мы делаем первый выпуск (магистров), так что уже есть чем гордиться.

— По названию факультета создается впечатление, что упор сделан исключительно на научные исследования. Можете рассказать о вашем взаимодействии с предприятиями ракетно-космической отрасли?

— В России существует прекрасная инженерная школа — МГТУ имени Баумана, МАИ, Самарский аэрокосмический университет имени Королева. Конкурировать и включаться в подготовку инженеров, которые будут работать на предприятиях, смысла у нас нет. Мы посмотрели, каких специалистов сейчас не хватает. Например, в ракетно-космической отрасли не хватает заказчиков научных приборов и специалистов по работе с ними. Поэтому для себя мы выбрали направление «Фундаментальные и прикладные космические исследования и использование результатов космической деятельности».

Вот сейчас мы говорим про полеты на Луну, Марс, а зачем туда лететь? Кроме банального интереса должна же быть еще какая-то польза для общества. Подготовкой специалистов, которые ответят на эти вопросы, мы и занимаемся.

— Привлекаете ли вы к обучению специалистов из отрасли?

— Конечно. У нас факультет практико-ориентированный, мы привлекаем специалистов из отрасли, какие-то направления закрываем своими силами, привлекая факультеты-партнеры: физический факультет, биологический факультет, медицинский факультет, географический. Но если мы не можем найти подобных специалистов, например, в направлениях «управление космическими полетами», «устройство космических аппаратов» или «радиолокация», мы привлекаем специалистов из индустрии.

Практику ребята проходят на предприятиях отрасли, в Институте космических исследований РАН, Научном центре оперативного мониторинга Земли, НИЦ «Планета», холдинге «Российские космические системы», Роскосмосе, ФГУП «Агат», Центре подготовки космонавтов имени Ю.А. Гагарина, Институте медико-биологических проблем РАН, ракетно-космической корпорации «Энергия», ЦНИИмаш.

После экзаменационных тренировок на тренажере «Телеоператор» в Центре подготовки космонавтов имени Ю.А. Гагарина / Фото: РИА Новости, Евгений Одиноков

— Сколько сейчас человек обучаются на факультете? Какой конкурс на место в этом году?

— У нас есть два направления. Первое, с которого мы начали свою деятельность в прошлом учебном году, это магистратура. Мы берем людей с высшим образованием и доучиваем их до специалистов космического профиля, даем специальные знания.

В 2017 году магистратура была по трем направлениям: «Методы и технологии дистанционного зондирования Земли», «Технологии смешанной реальности для космических систем» и «Управление в космической отрасли». В 2018 году мы добавили еще четыре перспективные программы: «Исследования Луны и планет», «Космос и механика», «Управление проектами в космической отрасли» и «Космические медико-биологические исследования».

Первый год обучения в магистратуре показал, что студенты к нам приходят разные. Уровень подготовки отличается, потому что кто-то учился в техническом вузе, кто-то наш выпускник. Ребята приходят из МАИ, МИФИ, МГТУ имени Баумана, Курганского государственного университета, Алтайского государственного технического университета, а также из РАНХиГС, РУДН и Высшей школы экономики.

— В итоге сколько всего человек учится в магистратуре?

— Сейчас на двух курсах магистратуры учится 88 человек.

— Сколько стоит обучение в магистратуре? Сколько платных мест на специалитете?

— Контрактное обучение и в магистратуре, и на специалитете стоит 350 тысяч рублей в год.

—  Почему было принято решение открыть специалитет?

— Мы видим, что ребята хорошие, увлеченные, но порой им не хватает знаний и мы приняли решение начать обучение специалистов с первого курса. А что такое бакалавр космических исследований, совершенно непонятно. Бакалавр — это начальное образование, с небольшой прикладной составляющей. Поэтому мы решили открыть специалитет по программе «Космические исследования и космонавтика». В этом году провели набор, конкурс составил 15 человек на место. Бюджетных мест у нас 20, платных — 10 мест. В итоге мы набрали 25 студентов. Учебная программа у них достаточно напряженная: физика, математика, информатика, причем курс математики чуть более простой, чем на мехмате, но все-таки это полный курс. Уделяется у нас большое внимание и модным технологиям обработки больших данных. С первого курса студенты уже участвуют в проектах, с третьего курса начнут заниматься научной работой.

Сейчас думаем открыть в 2020-2021 годах направление по микроэлектронике. Мы ищем, что нужно отрасли, и стараемся подготовить специалистов, которые будут нужны не только сегодня, но и через несколько лет.

— Кроме направления по микроэлектронике, какие программы обучения стоят в планах?

— С самого начала работы факультета мы хотели ввести направление «Физические условия космического пространства и планирование космических миссий». Программа не пошла, не было бюджетных мест, мало было и желающих, но это очень важное направление, поскольку космос — очень агрессивная среда для всего живого и для техники, поэтому нужно знать, как с ним работать, планировать миссии.

Прежде всего речь о космической радиации. Если мы находимся вне зоны действия магнитного поля Земли, на Луне или на Марсе, где очень жесткий поток заряженных частиц, жесткая радиация, как от нее защищаться? Никто не знает, даже если посадить человека в суперсовременный корабль, долетит ли он вообще живым и здоровым. Сейчас специалисты говорят, что риск такого полета находится в «красной зоне», то есть смертельно опасен. Изучать, каким образом происходит это воздействие на приборы, на материалы, на биологические структуры, в том числе на человека, очень перспективное направление, которое стоит рассмотреть на будущее.

Также рассматриваем возможность открытия направления по космической погоде и физике ионосферы. Но нам нужен запрос от отрасли. Если есть запрос, мы готовы реагировать, потому что учить человека, который в конце не получит работу, мне кажется, это неправильно — тратить и государственные деньги на это, и время человека.

—  Учатся ли у вас иностранцы?

— Да. У нас в наборе в магистратуру в 2017 году были граждане Казахстана и Узбекистана. В этом году добавился еще студент из Японии. Мексиканцы собираются поступать к нам на факультет, очень большой интерес со стороны Китая.

Единственное, для иностранцев доступны не все направления практики на предприятиях ракетно-космической отрасли. Если Институт космических исследований этот вопрос решает, то для того, чтобы провести иностранцев даже на экскурсию на завод, надо за 30 дней запрашивать разрешение. На те предприятия, где есть вопросы, связанные с защитой гостайны, конечно, иностранцев не направляем.

— С иностранными институтами взаимодействуете?

— У нас подписан договор с университетом Кипра (Никосии), и сейчас рассматриваем вопрос сотрудничества с другими университетами, в том числе и американскими.

— Интерес к американским университетам, наверное, подогрела лекция, прочитанная в МГУ главой НАСА Джимом Брайденстайном?

— Да, после лекции был запрос от студентов, но пока не буду озвучивать подробности.

— Планируете ли пригласить с лекцией Дмитрий Рогозина?

— Мы активно взаимодействуем с Роскосмосом. Дмитрий Рогозин действительно обещал приехать в Московский университет и выступить с лекцией.

Генеральный директор государственной корпорации «Роскосмос» Дмитрий Рогозин во время встречи с будущими специалистами ракетно-космической отрасли в Королеве. 22 сентября 2018 / Фото: РИА Новости, Сергей Мамонтов

— Кто на факультете преподает программу подготовки менеджеров космической отрасли? Есть ли среди них руководители из Роскосмоса, предприятий ракетно-космической отрасли?

— Мы привлекаем факультет госуправления, экономический факультет. Кроме того, у нас читают лекции сотрудники РКК «Энергия». Студенты должны знать устройство космических аппаратов, иметь представление об управлении космическими полетами. Есть люди из профильных предприятий, например, из «Организации «Агат» — это головной экономический институт Роскосмоса. Выпускники будут знать, как управлять имущественным комплексом космической отрасли, планировать и прогнозировать фундаментальные и прикладные космические исследования, в том числе с прицелом на международное сотрудничество.

— Где и как будут применять свои знания выпускники специальности «Технологии смешанной реальности для космических систем»?

— Если конкретно брать восемь человек, которые учатся сейчас, они уже успешно сотрудничают с Центром подготовки космонавтов и РКК «Энергия». Это крайне интересная специальность. Речь идет не только о том, чтобы уметь создавать красивую картинку в 3D-очках. На факультете их учат, как создавать системы подготовки космонавтов к работе в открытом космосе и на других планетах, а также системы постановки космических исследований. Учат моделировать перегрузки и другие условия космического полета на Земле.

— Как ведется обучение по программе «Исследования Луны и планет»?

— Хотя Россия давно не запускала собственные межпланетные аппараты, но мы участвуем в кооперации с иностранными партнерами, например, по проекту исследования Марса «ЭкзоМарс» и Меркурия «Бепи Коломбо». На обоих аппаратах стоят российские приборы. У Института космических исследований имеется потребность в специалистах, которые займутся формированием облика научных приборов для исследования других планет и обработкой результатов этих экспериментов. Сейчас по этому направлению у нас проходит обучение шесть человек. Я уверен, после выпуска ребята будут работать над российскими миссиями по изучению Луны.

— Действительно ли все магистры, которых вы выпустите в 2019 году, уже нашли себе работу?

— Я за всех сказать не могу, но с кем разговариваю, уже более-менее знают, куда они хотят пойти, чем они хотят заниматься. Факультет — это не только учебная организация. У нас существенно продвигаются и исследовательские, и технические проекты. Можно сказать, что у нас здесь создается свое маленькое конструкторское бюро.

МОСКВА, РИА Новости
12

Оригинал

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *